Очерк об истории Храма Даниловой О.А.

 

История храма Покрова Пресвятой Богородицы

Автор: Данилова Ольга Александровна

Екатеринбург, 2017

В черте города Екатеринбург раскинуло свои владения село с загадочным названием — Горный Щит. С этим селом связаны удивительные факты: стоит село в черте города, благодаря ему один из самых молодых районов города – Чкаловский —  оказался одним из самых старых в Екатеринбурге.

Не менее интересна и история возникновения села.

Перепись населения Арамильской слободы 1695 года свидетельствует о том, что на месте нынешнего села в 17 веке стояли деревня Уктусская и находящаяся рядом с ней деревня Фомина, в которой жили переселенцы, поселенные здесь арамильским приказчиком в 1680 году. Переняв название речки, на которой она находилась, позже деревня стала селом Верхний Уктус.

В «Географическом и статистическом словаре» Чупина Н.К., составленном в 1873 году, читаем: «Въ начале прошлаго столетия (в 18 веке), на месте Горного Щита , находилось село Верхний Уктусъ, принадлежавшее Арамильской слободе. Верхним называлось оно потому, что значительно ниже, на той же речке Уктусъ, находилась деревня Нижний Уктусъ, тамъ, ген ныне селение Елизаветское. Через Верхний Уктусъ проходила удобнейшая дорога в Европейскую Россию».

Первыми жителями Уктусской были Шиловы, Пазниковы.

 В переписи 1695 года упоминается и Покровская церковь.

 «Въ 1709 году бунтовавшие тогда Башкирцы грабили русские селения въ нынешней Пермской губернии; они раззорили 25 июня и село Верхний Уктусъ и сожгли находившуюся в немъ Покровскую церковь и часовню; крестьяне иные были перебиты и взяты въ пленъ Башкирцами, иные разбежались в другие места. Селение запустело. Татищев, въ первое управление свое Уральскими заводами, въ 1721 году, готовясь строить большой железный заводъ на реке Исети, где ныне Екатеринбургъ, заложилъ, для защиты от нападений Башкирцевъ, какъ этого предполагавшагося завода, такъ и ранее существовавшаго Уктусскаго завода, укрепление на месте прежняго с. Верхняго Уктуса, назвалъ его Горнымъ Щитомъ и поселилъ тутъ некоторое число драгунъ Уктусской роты» [Чупин Н.К: 1873, с. 395]. В июне 1721 года Татищев в письме Сибирскому губернатору князю Черкасскому писал: «И понеже оное место Горный Щитъ лежитъ на большой и способнейшей изъ России въ Сибирь дороге…»[Чупин Н.К: 1873, с. 396].

Достроил Горный Щит генерал де Геннин и «поселилъ тамъ всехъ драгунъ Уктусской роты съ семействами ихъ» [там же]. В 1723 году на основе прежнего небольшого укрепления была построена настоящая сильно вооруженная крепость. В крепости было 5 бастионов, окружена была земляным бруствером и обнесена надолбами. Первоначальное название крепости «Горных заводов защита» было сокращено до Горный Щит.

Из местных рекрутов была сформирована горнощитская драгунская рота, в 1727 году переименованная в 10-ю роту Сибирского драгунского полка. Вильгельм де Генин так отзывался о горнощитской роте: «На мирских старост и сотников уже давно не было надежды, к нарядам в работы приходилось рассылать по слободам драгун Горнощитской роты. Горнощитцы вообще оказались теми, кем надо, ибо не забыли еще, как в недавние времена, сами сеяли и убирали хлеб и вообще умели о себе позаботиться. Теперь, когда захлебывалось работами или не желало работать крестьянство, генерал обращался к ротному командиру Андрею Полстовалову. Драгуны целыми капральствами подряжались возить медную руду с Полевского рудника в Екатеринбург, а железо из Екатеринбурга и с прочих заводов на Уткинскую пристань». Надежная горнощитская рота сопровождала де Генина и в опасной дороге в Петербург, хлопотать за судьбу уральских заводов в 1727 году: «Подводы он загрузил образцами заводской продукции, а сопровождать себя призвал команду горнощитских драгун».

Доказательство существования церкви, построенной в крепости, находим в том же словаре Чупина Н.К.: «В начале 1726 года Тобольский митрополитъ Антоний назначилъ было къ достроенной тогда церкви в Екатеринбурге священника изъ Ялуторовскаго острога (нынешняго города Ялуторовска)Федора Иванова. Но, по желанию екатеринбургскихъ жителей и по просьбе Геннина, это назначение было изменено: въ Екатеринбургъ определенъ съ Невьянскаго завода протопопъ Феодосий, а Федоръ – въ Горный Щитъ. Судя по этому, тамъ в 1726 году была уже церковь» [Чупин Н.К: 1873, с. 396].

Еще одно весомое свидетельство представлено в сборнике «Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. Свидетельства Святого праведного Симеона верхотурскаго Чудотворца», составленном в 1902 году: «…для удовлетворения религиозныхъ потребностей жителей вскоре была построена новая деревянная церковь, освященная 22 Февраля 1726 года» [Св. Праведный Симеон верхотурский Чудотворец: 1902, с. 90].

По материалам Клировой ведомости Покровской церкви села Горнощитского Екатеринбургского уезда за 1809 год: «в Покровской церкви служит священник Дмитрий Гаряев. Ему 46 лет. Он читает, поет только с очками уже хорошо, к церкви прилежен. Младший его сын 11-летний Агафангел обучается грамматике, арифметике и пению, читает и пишет не худо. Три дочери воспитываются хорошо, обучаются вышивать, вязать, прясть, шить… Дьячок Иван Ляпустин и его сын пономарь Александр нигде не обучались, имеют состояние небогатое, скотоводство необширное и частицу для пропитания своего семейства хлебопашества. В семействе еще четверо маленьких детей. Формально горнощитский приход – сельский, фактически же часть здешних прихожан – рабочие государственного мраморного завода… Церковный староста: крестьянин Семен Воронин, 60 лет. «По малопросвещению своему, хотя иногда и недоумеет, но к церкви человек усердный и поведения доброго».

Сто лет простояла церковь – 14 февраля 1828 года церковь сгорела.

6 апреля 1828 года церковный староста Петр Григорьевич Бочкарев написал «прошение начальству екатеринбургских заводов» Осипу Самсоновичу Осипову. В нем говорилось о необходимости строительства в селе Горный Щит новой каменной церкви, предполагалось, что из казны екатеринбургских заводов (заводских капиталов) будет выделена необходимая сумма — десять тысяч рублей.

14 апреля 1828 году был издан приказ, согласно которому заводскому архитектору – Михаилу Павловичу Малахову — было предписано разработать план каменной церкви в Горнощитском селении.

Важно отметить роль Михаила Павловича Малахова в градостроительстве. Он оставил заметный след в архитектуре Екатеринбурга. По его проекту построены здания, в которых сейчас располагается Резиденция губернатора Свердловской области, Музей камнерезного и ювелирного искусства, Усадьба Харитонова-Расторгуева на Вознесенской горке, Собор Александра Невского в Ново-тихвинском женском монастыре и многие другие здания, которые украшают город до сих пор.

17 января 1829 года Малахов напишет (орфография автора соблюдена): «В сходность предписание горной конторы от 14 апреля 1828 года за номером 4871 непременные работники и многие другие избрали из Высочайше Апробированной книги церковных фасадов для постройки каменной церкви в их селении план и фасада значащийся в оной книги под за номером V, прося прибавить к оной церкви колокольню с фасадом под номером XVIII , каковой план под литерой «А» по общему их желанию и начерчен мною когда смета оному вышла в 49779 рублей и 30 копеек, то вторично они обернулись с просьбой расположить план сходно прежней деревянной сгоревшей церкви уверяя, что для их селения она была достаточна, а потому вновь сочиненной план таковой с фасадом под литером «Б» и сметою в 32151 рубль и 76 копеек таков прежне ими выбранный и начерченный при сем на благорасcмотрение в главную контору имею представить с уведомлением. Место, назначенное ими на постройку оного храма мною осмотрено и грунт земли оказался плотноглинястый на двух же аршинной глубине с мелким щебнем, а потому к сооружению на оном месте прочной церкви сомнения нет, свидетельство о сём им тогда же отдано»

В смете, составленной архитектором Малаховым, говорилось, что на проект под литером «Б» потребуется 32151 рублей 78 копеек, исключая  стоимость иконостаса. Услуги работы архитектора над проектом он оценил в 3000 рублей.

26 января 1829 года горное ведомство даст ответ (орфография автора соблюдена): «Как из представленных главным архитектором Малаховым планах и сметах на постройку в Горнощитском селении для 300 человек молящихся каменной церкви усматривается, что постройка сия будет стоить 32151 рубль 78 коп. Следовательно недостаточно 22151 рубль 78 копеек и если сделать помятое ими одолжение, то они в состоянии будут заготовить только строительные материалы, а также подготовить первоначально основание предполагаемой постройки, а потому требуется объяснение какой будет источник финансирования для того чтобы вести стройку безостановочно».

На что общество работников ответило, что кроме получения суммы в 10 тыс. на возведение церкви оно «будет ходатайствовать от епархиального архиерея шнуровую книгу для сбора от добродеятелей по примеру прочих церквей» [КВ].

27 апреля 1829 года Екатеринбургское духовное правление дало ответ на этот запрос. В нем говорилось о том, что шнуровые книги выдаются только на основании указа правительственного синода от епархиального начальства сроком на 3 года (Указ от 19 ноября 1808 года). Уточнялось что такой «забор возлагается проводить только на избираемых от общества лиц честного поведения». В ответе было дано разрешение разрешило «обществу непременных работников Горнощитского участка ввести такую книгу» [там же].

В виду предписания министра финансов о сокращении заводских долгов, исполняющий должность главного начальника заводов берг-инспектор отказался в выделении из казны дополнительных средств на строительство церкви.

Поэтому 6 июля 1829 года вышел Указ Горной конторы сократить смету на постройку каменной церкви с 32151 рублей 76 копеек до 21112 рублей 57 копеек. Возникла необходимость составить новый план и смету. Их доверили составить архитектору Пермского горного правления Ивану Ивановичу Свиязеву.

18 марта 1830 года новый проект был одобрен Епископом Пермским и Екатеринбургским. Далее последовало разрешение на строительство храма по смете, составленной И.И. Свиязевым в 1829 году. Появилось предписание, в котором говорилось, что «наблюдение за постройкой каменной церкви поручено титулярному советнику архитектору М.П. Малахову», На материалы и сооружение храма горным ведомством была выделена сумма в размере 10 000 рублей [там же].

Было принято решение построить храм на ровной обширной площади, расположенной посреди села Горный Щит.

Каменная одноэтажна церковь, существующая и поныне, была заложена 21 мая 1830 года. Строительство церкви  во имя Покрова Пресвятой Богородицы было начато 21 мая 1830 г. и завершено в 1837 году.

 Св. Праведный Симеон верхотурский Чудотворец оставил потомкам подробное ее описание. «В начале въ ней было два престола: одинъ – в передней части въ честь Покрова Пресвятыя Богородицы» [Св. Праведный Симеон верхотурский Чудотворец: 1902, с. 90]. Этот престол был освящен 10 июня 1837 года. Второй престол находился в трапезной части, освящен «въ честь Св. равноапостольныхъ царя Константина и царицы Елены» 14 июля 1834 года [там же]. В 1878 году этот престол был упразднен «вследствие тесноты въ церкви въ зимнее время и устройства прохода для всехъ въ Покровский храмъ чрезъ пономарския двери придельнаго храма, который после того былъ соединенъ съ главнымъ и составляетъ теперь съ нимъ одно неразделенное ничемъ помещение» [там же].

Этот факт подтверждает и Его Преосвященство Преосвященнейший Митрофан, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский в своем Дневнике: «В 1878 г  одинъ изъ этихъ престоловъ былъ упраздненъ и теперь церковь эта стоить однопрестольною. Въ текущемъ году храмъ внутри ремонтированъ. Стены его украшены иконописью и орнаментами» [Его Преосвященство Преосвященнейший Митрофан, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский 1912: с.2].

Храм окружала каменная ограда с мраморными столбиками и железной решеткой. Внутри по периметру ограды росли пихтовые деревья.

Воспоминания о селе и храме можно найти не только в «Географическом и статистическом словаре» Чупина Н.К.: «Горный Щитъ или Горнощитское село въ Екатеринбургском уезде, къ юго-западу отъ города, на речке Уктусъ (правый притокъ Исети), верстахъ трех отъ ея начала, верстахъ въ осьми отъ праваго берега Чусовой и въ 11,5 верстахъ отъ леваго берега Исети» … «Село довольно большое: въ 1860 году въ нем считалось 220 домовъ, жителей 1285 (въ томъ числе 597 муж. И 688 женск. Пола). Одна каменная церковь» [Чупин Н.К: 1873, с. 395].

Его Преосвященство Преосвященнейший Митрофан, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский, оставил подробные воспоминания о прихожанах прихода. «Прихожанъ числится 2957 душъ об. пола. Объ ихъ усердіи къ храму и ревности къ посѣщенію Богослужений мѣстный причтъ даетъ хорошій отзывъ. Рѣже посѣщаютъ храмъ лишь жители деревни Макаровой по причинѣ далекаго разстоянія отъ села» [Его Преосвященство Преосвященнейший Митрофан, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский 1912: с.2].

Честно и откровенно рассказал он о достоинствах и недостатках паствы. «Въ религіозно-нравственномъ отношеніи населеніе прихода стоит на должной высотѣ. Обычный порокъ деревни-пьянство, хотя проявляется и здѣсь, но далеко не в сильной степени, что можно приписать энергичной борьбѣ мѣстнаго пастыря съ этимъ порокомъ. Церковная проповѣдь, увѣщаніе наединѣ людей слабыхъ, хорошая книга, чтенія, демонстрирующіяся свѣтовыми картинами, открытіе общества трезвости и т. п. мѣры—все это имѣло сильное вліяніе на уменьшеніе пьянства въ приходѣ.

Къ исполненію долга исповѣди й св. причастія населеніе относится съ усердіемъ. Хотя въ текущемъ году не было у исповѣди и св. причастія до 800 человѣкь (считая въ томъ малолѣтнихъ), но это говорить не о недостаткѣ религіознаго усердія, а объясняется крайнею нуждою населенія, какую ему пришлось пережить въ минувшую зиму вслѣдствіе бывшаго неурожая и отсутствія какихъ либо заработковъ на сторонѣ» [там же].

Из его Дневника узнаем: «Въ приходѣ три школы: Министерская одноклассная и цер.-приходская женская въ самомъ селѣ и земская смѣшанная въ д. Макаровой. На содержаніе церковно-приходской школы, помѣщающейся въ церковно-причтовомъ домѣ, мѣстное сельское общество ежегодно отпускает 50 руб., церковь даетъ отопленіе и освѣщеніе и отъ Св. Синода ежегодно на вознагражденіе учительскаго персонала отпускается по 390 рублей.

При церкви существует Церковно-приходское Попечительство, есть библіотека, книгами из которой охотно пользуется грамотное населеніе прихода, и открыто общество трезвости, в члены котораго записываются всѣ желающіе, дающіе обѣты воздержанія на разные сроки» [там же].

Рассказывает Его Преосвященство и о буднях, и о праздниках: «6 Августа, по случаю праздника, весь народъ былъ дома, а потому ко времени пріѣзда Архипастыря почти все село собралось на церковную площадь. Мѣстный храмъ могъ вмѣстить только часть толпы» [там же].

Храм в селе Горный Щит 6 августа 1912 года посетил Преосвященный Владыка:

«Мѣстный настоятель священникъ Рафаилъ Кожевников, встрѣчая Его Преосвященство, сказалъ приличествующее слово, послѣ чего въ храмѣ было совершено служение краткаго молебствія и затѣмъ Преосвященнымъ Владыкою было сказано прихожанамъ поученіе. Приведя на память слушателямъ содержаніе апостольскаго чтенія, слышаннаго ими за литургіею въ нынѣшній праздники, Владыка далъ обьясненіе прочитанному и особенно подробно остановился на слѣдующихъ словахъ апостола: „болѣе и болѣе старайтесь дѣлать твердымъ ваше званіе и избраніе: такъ поступая, никогда не преткнетесь, ибо такъ откроется вамъ свободный входъ въ вѣчное Царство Господа нашего и Спасителя Іисуса Христа» (2 Петр. 1, 10 и 11) .

Окончивъ поученіе, Владыка стал спрашивать присутствующихъ дѣтей изъ Закона Божія. Нѣкоторые мальчики, учившіеся въ школѣ, хорошо читали молитвы и один из них разсказалъ о Преображеніи Господнемъ. Но среди спрошенныхъ оказалось нѣсколько дѣтей совершенно неграмотныхъ и незнающихъ даже молитвъ. Это дало поводъ Архипастырю сказать рѣчь о пользѣ грамоты и обратиться къ присутствующимъ рсдителямъ съ увѣщаніемъ отдавать своихъ детей въ школу.

Затѣмъ, всѣмъ было преподано Архипастырское благословенье и Владыка прослѣдовалъ изъ храма в квартиру о. Кожевникова. Здѣсь Его Преосвященству представился Благочинный IV округа Екатеринбургскаго уѣзда, священник Михаилъ Юшковъ и причтъ Кургановской церкви» [Его Преосвященство Преосвященнейший Митрофан, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский 1912: с.3].

Его Преосвященство беседовал с собравшимися о нуждах храма, «благословилъ мѣстному причту и старосте церкви произвести въ приходѣ сборъ добровольныхъ пожертвованій на устройство новаго иконостаса; священника Кожевникова просилъ не ослабѣвать въ проповѣдывании Слова Божія, такъ какъ проповѣдь самое лучшее средство воздѣйствія на прихожанъ, какимъ располагаютъ пастыри. Какъ помощника Благочиннаго, Его Преосвященство благословилъ о. Кожевникова присутствовать, вмѣсто о. Благочиннаго, на имѣющемъ быть 7-го числа Августа въ г. Екатеринбурге собраніи Благочинныхъ по поводу предстоящихъ выборовъ въ Государственную Думу. О. Ѳеодору Коровину, Благочинному церквей градоЕкатеринбургскаго округа дано благословеніе возвратиться домой, а о. Благочинному М. Юшкову -сопровождать Его Преосвященство въ дальнѣйшей поѣздкѣ пo IV округу» [там же].

Дневник отца Митрофана содержит не только важные исторические факты, но информацию этимологического характера: «В 5 час. веч. Владыка выѣхалъ въ село Сѣдельниковское извѣстное въ народѣ подъ названіемъ Шабры. По татарски будто бы „Шаберъ» значить сосѣдъ, а потому такое иазваніе села толкуютъ въ томъ смыслѣ, что оно якобы указываетъ на близкое сосѣдство села съ Горнощитскимъ» [там же].

Значимы для современников и потомков и свидетельства нашего земляка, писателя, Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка.

«Горный Щит — довольно большое село, раскидавшее свои избушки по берегам мелкой речонки, в которой летом буквально было курам по колено…

Издали еще виднелась высокая белая каменная колокольня. Церковь в Горном Щиту была новая, но построена по-старинному, в два этажа, — в нижнем помещалась теплая, зимняя церковь, а в верхнем — холодная, летняя» [Мамин-Сибиряк 1987: 400].

Нужно заметить, что церковь в Горном Щите никогда не была двухэтажной, изначально была двухпрестольной! Неточность в воспоминаниях нашего земляка могла быть связана с тем, что очерк «Отрезанный ломоть» создавался писателем уже в зрелом возрасте.

В своих воспоминаниях «Из далекого прошлого» писатель посвятил своему деду Семену Степановичу целую главу, так и назвав ее «Дедушка Семен  Степанович». «Маленький Мистус, как звал его дед, приехал в Екатеринбург в епархиальное училище. Впервые надолго покинувший родной дом в Висиме, остро чувствующий свое одиночество среди чужих, он бросился в Горный Щит за утешением и поддержкой. И нашел их там» [там же]. Так что храм села Горный Щит можно считать и литературным памятником. А по мнению краеведа Лукашина церковь в Горном Щите является и историко-мемориальным памятником, т. к. Мамин-Сибиряк, безусловно, сам бывал и молился в ней.

Около церкви, как и сейчас, расстилалась зеленой полянкой большая площадь, а «в дальнем ее конце стоял низенький деревянный домик, глядевший на мир божий своими маленькими оконцами с каким-то старческим добродушием. В отличие от наших заводских построек этот уютный домик был крыт не кровельным тесом, а сосновыми драницами. Это и был домик дедушки Семена Степаныча» [там же]. Дед писателя служил в храме дьяконом.

Интересны и другие факты, связанные с бытом тех лет, потому что они неразрывно связаны с жизнью церкви, с церковной службой.

«Главная особенность дедушкина домика … заключалась в  том, что в нем не было книг… Были книги богослужебные, разрозненные тома какого-то духовного журнала — и только. О газете не было и помину. Меня это страшно удивляло, и когда я приставал к дедушке с расспросами на эту тему, он с улыбкой отвечал:

 — А для чего мне книги?

 — Да ведь скучно без книги? А из газет вы бы знали все, что делается на свете…

— Ну, у нас отец Вениамин читает и все расскажет, что случится. Он все у нас знает… ».

Роль священника, настоятеля прихода, на Руси всегда играла важнейшую и духовную, и нравственную роль. Ему же отводилась функция учителя, наставника, просветителя.

«Впоследствии я разыскал в кладовой какие-то необыкновенные синие рукописи, переплетенные в тома. Это были семинарские сочинения дедушки, писанные на латинском языке. Он учился в ту пору, когда в семинариях царил этот язык и семинаристы свободно не только писали, но и вели диспуты по-латыни» [там же].

Знаменитый внук оставил подробное своего дедушки. «Это был небольшого роста очень крепкий мужчина, фигуру которого портил только как-то смешно округлившийся живот, и мне, когда я был маленьким, казалось, что у него под подрясником спрятан арбуз, вообще что-нибудь круглое. Красивое русское лицо Семена Степаныча с небольшой русой бородкой и строгими серыми глазами, точно светлел от каждой улыбки. Он оставался неизменно спокойным, с какой-то строгой ласковостью в обращении, и каждое его слово имело вес» [там же].

Интерьер дома, домашний уклад – еще одно важное свидетельство традиций и культуры ушедшей эпохи. «Внутри домик дедушки состоял всего из двух комнат: кухни и собственно горницы. Кухня на одну треть была занята русской печью: Она служила и передней, и столовой, и приемной для не особенно важных гостей». Спали, как это было принято в русских селениях, на полатях. «Обоев тогда не полагалось, и стены прямо по штукатурке окрашивали охрой или медным купоросом… Горница была втрое больше кухни и разделена зеленой ширмой на две половины, за ширмой была спальня дедушки и его гардеробная. Обстановка была самая скромная: простая деревянная мебель и маленький письменный столик в виде залавка, который заменял дедушке бюро, письменный стол и несгораемый шкаф. На столе лежали разные церковные деловые книги. Дедушка писал гусиными перьями и засыпал написанное мелким песочком. Полы были крашеные, и по ним шли домотканые дорожки из разноцветного тряпья. Ламп… не полагалось, а по вечерам сидели с сальными свечами, что не составляло особенного неудобства, потому что долго «сумерничали» и ложились спать рано» [там же].

В клировой ведомости также сохранились «преданья старины глубокой»: «В 1889 году церкви принадлежали следующие здания: деревянная церковь в деревне Кургановой, построенная жителями той же деревни на собственные средства из бывшей часовни; деревянная часовня в деревне Макаровой, устроенная жителями той деревни; каменный киот в Горнощитском селе на горе Фоминой, устроенный на средства купца Василия Филипповича Соболева. Сей церкви принадлежит 3 рыболовных озера, за которые получается арендная плата». [КВ]. Возглавлял приход священник: «Николай Алексеевич Гаряев, 53 лета, пономарский сын,… в семействе у него жена Мария Иванова, 44 г. Дети их: Аркадий, 13 лет. Обучается в 3 классе Екатеринбургского духовного училища, на содержании отца…» [там же].

18 сентября 1903 года в церкви состоялось открытие женской церковно-приходской школы. Об этом подробно написано в Екатеринбургских епархиальных ведомостях 1903 №19 (отд. Неофиц.) с 594-595 (1 октября): «18-го Сентября въ селѣ Горнощитскомъ, Екатеринбургскаго уѣзда, въ присутствіи представителей сельской власти, многихъ прихожанъ и родителей поступившихъ въ школу дѣтей, состоялось открытіе женской церковно-приходской школы. Школа помещается въ половинѣ церковнаго дома, назначеннаго для псаломщика, и состоитъ изъ одной свѣтлой и просторной комнаты на 40 учащихся; въ нижнемъ этажѣ зданія — комната для сторожихи и раздѣвальня для ученицъ. На первый годъ въ школу записалось 35 дѣвочекъ. Въ зданіи школы совершенъ былъ молебенъ предъ началомъ ученія съ водосвятіемъ. Предъ отиустомъ завѣдывающій школою свящ. А. Оболенскій обратился къ присутствующимъ съ назиданіемъ, объяснилъ цѣль и задачи церковно-приходской школы и пользу обученія грамотѣ дѣвочекъ. Затѣмъ провозглашено было многолѣтіе Государю Императору и всему Царствующему Дому, Св. Правительствующему Синоду, Преосвященнѣйшему Епископу Никанору, начальствующимъ, учащимъ и учащимся. — Съ слѣдующаго дня въ школѣ начались учебныя занятія» [ЕЕВ].

В 1912 году церковь посетил Епископ Екатеринбургский и Ирбитский Митрофан. «В текущем году храм внутри ремонтирован. Стены его украшены иконописью и орнаментом. При церкви существует церковно-приходское попечительство, есть библиотека, книгами из которой пользуется грамотное население прихода, и открыто общество трезвости, в члены которого записываются все желающие, дающие обеты воздержания на разные сроки» [там же].

Документы конца 19 – начала 20 веков несут в себе и скорбную память о событиях той эпохи, в частности, о трагичной судьбе отца Аркадия Гаряева.

1 июля 1918 праздновался день святых бессребреников Космы и Дамиана. Отец Аркадий Гаряев по обыкновению служил литургию в церкви Святителя Николая села Боровское Камышловского уезда (ныне Катайский район, Курганской области). В храм ворвалась банда мадьяр. Не дав окончить священнику службу, они прямо в облачении поволокли отца Аркадия из храма по дороге в сторону села Катайского. Пьяные красноармейцы жестоко расправились с мучеником. Выйдя из окрестностей Боровского села, они свернули в лес, и подошли к оврагу. Там, недалеко от сельского кладбища, они подняли батюшку на штыки, а тело его сбросили в овраг. С тех пор место это было прозвано Поповскими Ямами. После ухода „красных“ тело отца Аркадия было взято верующими и захоронено рядом с алтарём Свято-Никольского храма села Боровское. Решением Синода от 2002 года священномученик Аркадий был причислен к лику святых в соборе Новомучеников и Исповедников Российских. Аркадий Боровский – святой Покровского храма.

Церковь в селе Горный Щит прослужила ровно 100 лет. 10 июня 1837 года был освящен престол в честь Покрова Пресвятой Богородицы, а в августе – сентябре 1937 года церковь закрыли. С колокольни сняли колокола, ценности растащили, иконы сожгли прямо во дворе (лишь некоторые из икон уцелели, их спасли прихожане, только через 60 лет иконы вернулись в храм).

 

Литература

  1. ДНЕВНИК Его Преосвященства Преосвященнейшего Митрофана,

Епископа Екатеринбургского и Ирбитского, по обозрению церквей в августе месяце 1912 года . ЕЕВ 1912 №45 о.н. с.1077

  1. Екатеринбургские епархиальные ведомости 1903 №19 (отд. Неофиц.) с 594-595 (1 октября)
  2. Мамин-Сибиряк Д.Н. Отрезанный ломоть. Электронный ресурс: http://lib.ru/TALES/SIBIYAK/otrlom.txt
  3. Мамин-Сибиряк Д.Н. Рассказы. Легенды. Воспоминания. / Сост. Акопова Н.Н.. –М.: Правда, 1987, 464с.
  4. Клировая ведомость Покровской церкви села Горнощитского Екатеринбургского уезда. – 1809г.
  5. Чупин Н.К. Географический и статистический словарь. – 1873г.